«Распределённая опека»: свежая дискуссия

Известный общественный деятель, президент Ассоциации «Даун Синдром» Сергей Колосков опубликовал в социальной сети фейсбук свои возражения против законопроекта «о распределенной опеке» и представил свои предложения по организации жизни взрослых людей с ментальными нарушениями. Если вкратце – законопроект назван «сберегающим ПНИ» (так как не предполагает немедленно стереть существующие ПНИ с лица земли), а вместо этого предлагается назначать недееспособным людям «профессиональных опекунов», финансируемых из государственного бюджета. Эту позицию поддерживает адвокат Дмитрий Бартенев.

Кажется, уважаемых общественных деятелей поразил вирус патернализма. Кто стоит за законопроектом о распределенной опеке? Это родители взрослых людей с ментальными нарушениями, самоорганизовавшиеся в НКО, которые говорят: «Ок, вместе мы можем организовать достойное будущее для наших выросших детей, только дайте нам инструменты». Законопроект о распределенной опеке как раз и дает им эти инструменты. А Сергей Колосков с Дмитрием Бартеневым, кажется, не верят ни в самоорганизацию общества, ни в родительские объединения, и поэтому требуют у государства сразу всего – и жесткого регулирования всей сферы (обязательного назначения профессиональных опекунов), и денег (бюджетного финансирования).

Оставим пока вопрос, реально ли получить от государства столько денег. Посмотрим на реальность. Нынешняя система опеки над недееспособными взрослыми организована именно государством (и на государственные деньги): это пресловутые ПНИ, директора которых являются именно «профессиональными опекунами» всех, кто имеет несчастье в этих ПНИ жить. Хочется спросить господина Колоскова: Сергей Александрович, у нас перед глазами много неудачных примеров деятельности государства. Почему Вы думаете, что именно на этот раз – когда Вы потребуете – государство всё организует хорошо?

Высказывание Сергея Колоскова вызвало целый ряд аргументированных возражений – как со стороны разработчиков законопроекта, так и со стороны представителей НКО, помогающих людям с ментальными нарушениями.

О свободе выбора напомнил юрист правовой группы Центра лечебной педагогики Павел Кантор«В тех странах, где существует институт профессиональных опекунов, не существует гарантии назначения такого опекуна, тем более как альтернативы помещению в учреждение. И не может быть. Поскольку гарантия назначения опекуна противоречит принципам добровольности исполнения обязанностей опекуна и учёта мнения подопечного. Гарантировать назначение опекуна можно, только если мы допускаем это против воли как опекуна, так и подопечного. Мы этого хотим? Это раз. А два мы не найдём достаточно НКО и добровольных опекунов, допустим. А где мы найдём десятки тысяч профессиональных опекунов? Даже если найдём деньги?»

Координатор правовой группы Центра лечебной педагогики Ирина Ларикова опровергает утверждение Дмитрия Бартенева о том, что  «организаций, способных и желающих стать опекунами, – единицы на всю Россию»: «Дорогой Дмитрий! Мы в Центре лечебной педагогики работаем с людьми в интернатах почти 30 лет чуть меньше, чем существует сам Центр. И еще множество организаций сегодня работают с людьми в ПНИ. Вы проводили хотя бы минимальное исследование, чтобы утверждать, что "организаций, способных и желающих стать опекунами единицы на всю Россию"? Мы проводили. Итак, это: 1 родительские объединения по всей России (десятки, а то и сотни, точное число можете узнать у Елена Клочко); они смогут создать при себе опекунские организации (или добавят эти функции), которые «подхватят» или разделят тяжесть опеки с пожилыми родителями; 2 тысячи церковных приходов по стране давно готовы брать на себя опекунские функции в отношении окормляемых подопечных ментальных инвалидов, проживающих как дома, так и в ПНИ (удостоверьтесь у Natalia Starinova); 3 не избежать этого и многим "помогающим" СО НКО, оказывающим реабилитационные и социальные услуги людям с ментальной и множественной инвалидностью (поинтересуйтесь у Анна Битова и Nataliya Kaliman). Откуда же взялись эти Ваши "единицы на всю Россию"?»

Утверждение о наличии по всей стране «родительских» НКО, готовых брать на себя опекунские функции, подтверждает руководитель Всероссийской организации родителей детей-инвалидов и инвалидов старше 18 лет с ментальными и иными нарушениями, нуждающихся в представительстве своих интересов (ВОРДИ) Елена Клочко.

Подробно анализирует текст Сергея Колоскова, обращая внимание на противоречия и нестыковки, юрист правовой группы Центра лечебной педагогики Елена Заблоцкис«1. Законопроект о распределенной опеке затрагивает множество вопросов. Возможность осуществления опеки НКО, а также совместное исполнение обязанностей опекуна гражданином и НКО, гражданином и интернатом, приоритет опеки за гражданином, а не организацией, – это не единственный вопрос законопроекта. 
Поэтому, когда Сергей говорит о том, что он против всего законопроекта, у него надо уточнить, так ли это. И против ли он перечисленных выше положений. Мне представляется, что нет.
Не могу предположить, что Сергей также против:

перехода от выписки из ПНИ только при наличии опекуна или заключения о способности жить самостоятельно к выписке по желанию гражданина с содействием в последующем устройстве дома;
возможности ограниченно дееспособного лица лично обращаться в суд по всем вопросам, а не только связанным с дееспособностью;
– возможности оставить в органе опеки заявления о личности опекуна или организации-опекуне, о предпочтениях по организации жизни подопечного, способах общения с ним и любых вопросах его жизни, которые обязательны для органов опеки и для опекунов при решении вопросов жизни подопечного;
процедур выяснения мнения подопечного.
2. Сергей не выступает против того, чтобы НКО могли быть опекунами. Он за это, как и пишет в своих предложениях. В законопроекте это самый сложный вопрос. Сейчас законопроект застрял именно из-за того, что не хотят видеть НКО в качестве опекунов.
3. Если законопроект говорит, что приоритет у граждан и организаций-неинтернатов, которые выбраны самим гражданином или его родителями, если такие опекуны и организации СУЩЕСТВУЮТ (Т.Е. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО ИЛИ ГОСУДАРСТВО ПО СВОЕЙ ИНИЦИАТИВЕ СОЗДАЛО их), то Сергей говорит о том, что такие опекуны и организации ДОЛЖНЫ БЫТЬ СОЗДАНЫ ГОСУДАРСТВОМ.
При этом законопроект заложил механизм обеспечения организаций-неинтернатов: государственные центры социального обслуживания (соц. услуги на дому и в полустационарной форме) в соответствии с законопроектом смогут стать организациями-опекунами для тех, кто не пожелает идти в интернат. 
4. САМОЕ ВАЖНОЕ На самом деле камнем преткновения является вопрос, где будет жить недееспособный. Сейчас этот вопрос определяется наличием опекуна-гражданина. Представим, что государство назначает всем без исключения опекунов-граждан. Как в этом случае будет гарантироваться непопадание в интернат? Что регулирует этот вопрос? Почему опекун не может подать заявление в интернат в соответствии с действующим законодательством и поместить туда подопечного?
5. Как раз вопрос о попадании в интернат затрагивает законопроект:

сам гражданин и его близкие пишут в опеку, как лучше организовать его жизнь. Например, он привык жить в своей квартире, максимум в группе, устроенной так-то. Ни в коем случае не интернат. Эти заявления обязательны для применения. Т.е. их просто так не проигнорировать. Ими должны руководствоваться.
в закон о психиатрической помощи вносятся нормы, согласно которым отдельная комиссия должна проверить, почему подано заявление в интернат, действительно ли человек желает в нем жить, понимает ли он, что такое жить в интернате. Сам факт того, что этот вопрос поставлен таким образом, меняет понимание ситуации. Человека должны спросить, да еще и убедиться в этом. И добавьте к этому заявления в органы опеки. А орган опеки привлекается к рассмотрению вопроса о приеме в интернат.
В такой ситуации, помимо того, что опекуну непросто будет убедить подопечного в том, что интернат
это круто, так и самого подопечного отдельно от опекуна еще раз спросят.
ПОЭТОМУ БЕЗ КОМПЛЕКСА НОРМ вопрос о попадании в интернат не может быть решен даже назначением государственного опекуна, который, дабы не возиться с подопечным, пристроит его в интернат. ОПЕКУН
не защита от интерната. Представляю скепсис от всех перечисленных заявлений и комиссий, но надо начинать с формальностей. Обходить и нарушать закон можно будет всегда, но пусть будет этот закон. Следующая история служба защиты прав.
6. Битва за государственных опекунов нужна, но не против законопроекта. Государственный обязательный опекун – это деньги. Законопроекту было очень трудно выстоять на этапе оценки возможных затрат. Очень трудно. Если примут законопроект, а потом добавят обязательного опекуна или обязательную организацию-опекуна, они прекрасно впишутся в механизмы законопроекта
».

В том же ключе высказалась и исполнительный директор межрегиональной общественной организации в поддержку людей с ментальной инвалидностью и психофизическими нарушениями «Равные возможности» Марьяна Соколова:
«Сергей Александрович, я, увы, прочитала массу противоречий в Ваших ответах и утверждениях.
1. Каким образом возможно обсуждать частный (именно частный) случай опеки в формате "профессионального опекунства" без нормативной базы по распределенной опеке? Директора ПНИ разве не "профессиональные опекуны"?
2. Насколько вообще правомерно сравнивать предлагаемые нами изменения с нормой, которую предлагаете Вы? Предложения НКО Ваших коллег – касаются необходимости изменения самого института опеки и попечительства. Вы же, по сути, пытаетесь этому противопоставить частные (по отношению к обсуждаемым предложениям) вопросы о том, на каких условиях будет осуществляться опекунство. Сегодня есть нормы льгот, возмещений опекунам недееспособных людей с инвалидностью. Считаете нужным уточнять, расширять, добавлять эти нормы давайте, но для начала позвольте расширить нормативную базу по самому институту».

Так же, как и Елена Заблоцкис, руководитель НКО «Диаконический центр "Прикосновение"» Наталья Калиман обращает внимание на то, что устремления, высказанные Сергеем Колосковым, никак не противоречат законопроекту о распределенной опеке: «Пока мы тут с вами спорим, они там (ребята в интернатах) очень ждут этого второго внешнего опекуна, к которому можно просто обратиться за помощью, и он реально поможет, потому что он по другую сторону. Давайте все же действовать консолидировано. Закон нужен».

Категория:

Добавить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии