Реформирование парадигмы «дееспособность» – «недееспособность»: проект изменений в Гражданский кодекс

Современная Россия стоит на пороге серьезных изменений в сфере опеки и попечительства в отношении совершеннолетних граждан, нуждающихся в поддержке.

Начнем с законодательного аспекта: в цивилизованном мире необходимость особой заботы (опеки) о взрослом человеке с нарушениями и особенностями развития (в частности, в психической сфере) не определяется однозначной альтернативой «дееспособный» – «недееспособный»: везде недееспособность дифференцирована и распространяется лишь на отдельные сферы общественных отношений, в сопровождении которых нуждается конкретный человек. У нас же упомянутая альтернатива, включая полную недееспособность, закреплена в Гражданском кодексе РФ.

Нынешняя парадигма ломает множество человеческих судеб. Родители или опекуны молодого человека, имеющего те или иные проблемы жизнедеятельности и нуждающегося поэтому в поддержке дальнейшего жизненного пути, по достижении им совершеннолетия вынуждены выбирать из двух возможностей (скорее – «невозможностей»). Один путь – оформить «недееспособность»; это гарантирует пожизненную опеку над таким человеком, которая защитит его от опасных шагов и поможет справиться с теми жизненными ситуациями, с которыми он самостоятельно справиться бы не смог. Однако лишившись таким образом «дееспособности», эти люди попутно лишаются множества прав, которыми могли бы вполне адекватно распорядиться, – в том числе, права иметь семью, собственное жилище, совершать мелкие бытовые сделки (покупать одежду, продукты в магазине), выбирать работу по душе, свободно перемещаться по городу и пр. В конечном итоге подавляющее большинство таких людей оказываются во взрослых интернатах для «психохроников». Это относится как к выпускникам детских психоневрологических интернатов, так и к людям, воспитывающимся в семье, – если после смерти их родителей не осталось родственников, готовых взять на себя опеку над ними.

Другой путь для такого молодого человека (в особенности для тех, чье состояние оценивается как «пограничное») – сохранение «дееспособности», а вместе с ней – и всех прав, необходимых для полноценной жизни. В этом случае человеку не полагается никакая особая поддержка; он оказывается недостаточно защищенным в некоторых жизненных ситуациях. В результате многие из таких людей, которым пришлось жить самостоятельно, рискуют стать легкой добычей мошенников, зачастую лишаются жилья, а иногда и жизни.

Чтобы изменить сложившуюся ситуацию (что соответствует и требованиям Конвенции ООН о правах инвалидов, задачу ратификации которой поставил Президент), необходимо изменить законодательство, и прежде всего – уйти от необходимости единственного и столь жесткого выбора на уровне Гражданского кодекса. Юристы Центра лечебной педагогики взяли на себя смелость сделать шаг в этом направлении. Предлагаемые изменения позволят, с одной стороны, свести к минимуму ограничение правоспособности таких людей адекватно общим возможностям конкретного человека. С другой стороны, объем поддержки, оказываемой такому человеку, будет приближен к его реальным потребностям: избавит его от ненужной опеки в повседневных делах, но позволит обрести опору в случаях, угрожающих его имуществу или жизни.