Согласие недееспособного человека на лечение

Вопрос: 

Я живу в психоневрологическом интернате, лишен дееспособности. Лечащий врач говорит, что, раз я недееспособный, то это не мое дело, какие лекарства я должен принимать – эти вопросы решает врач или консилиум врачей. На возражение моей матери, что согласно Федеральному Закону от 06.04.2011 № 67-ФЗ, мое согласие все-таки требуется, врач ответил, что это противоречит тем документам, которые есть у него! А потом добавил, что, раз я уже подписывал согласие на лечение, то это означает, что я согласился пожизненно принимать указанные препараты. Правда ли это?

Ответ: 

Вопрос касается порядка оформления добровольного согласия на медицинское вмешательство. Федеральный закон от 06.04.2011 N 67-ФЗ, о котором идет речь, внес изменения в Закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» как раз в части согласия на различные действия в сфере психиатрической помощи (осмотры, лечение, помещение в стационар). Общий принцип в отношении недееспособного гражданина теперь состоит в том, что согласие на медицинское вмешательство дает сам недееспособный человек, и только если он «по своему состоянию не способен дать информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство», то решение принимается опекуном (в случае недееспособного человека в интернате – интернатом). Ст. 11 Закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» предусматривает исключение из общего порядка информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство, а именно: «Лечение может проводиться без согласия лица, страдающего психическим расстройством, или без согласия его законного представителя только при применении принудительных мер медицинского характера по основаниям, предусмотренным Уголовным кодексом Российской Федерации, а также при недобровольной госпитализации по основаниям, предусмотренным статьей 29 настоящего Закона. В этих случаях, кроме неотложных, лечение применяется по решению комиссии врачей-психиатров». Но, по смыслу этой статьи, такое лечение возможно только в психиатрической больнице (поскольку недобровольная госпитализация возможна только в психиатрическую больницу, а не в ПНИ), поэтому речь идет о комиссии врачей-психиатров психиатрической больницы. Тем не менее, если человек является недееспособным и находится в ПНИ, то возможен еще вариант, что врачи ПНИ посчитают, что недееспособный по своему состоянию не может дать согласие, и дать такое согласие за него (в этом случае они и могут, например, созвать комиссию, поскольку весь интернат действует как опекун). Какого-либо «пожизненного» согласия на медицинское вмешательство не существует (законодательством не предусмотрено): согласие должно быть дано отдельно на каждый случай лечения, причем сначала человеку должны разъяснить, в чем состоит лечение, какие последствия и т.д. И также в любой момент человек может отказаться от медицинского вмешательства.

Если такое «согласие» интернат дает за человека, который может выразить свое мнение и не согласен с лечением, то такие действия интерната можно обжаловать: сначала – в органы опеки и попечительства, затем в прокуратуру и в суд. Но этот процесс, не подкрепленный помощью юриста и участием независимого представителя недееспособного, скорее всего, будет сложным и не принесет желаемых результатов.

Что касается противоречия положений Закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» каким-либо старым нормативным актам – вероятно, имеется в виду Приказ Министерства социального обеспечения РСФСР от 24 сентября 1981 г. N 109 «Об утверждении Инструкции об организации медицинского обслуживания, противоэпидемических и санитарно-гигиенических мероприятий в психоневрологических интернатах». Хотя в этом Приказе нет положения о комиссии в ПНИ, но речь идет о медицинской помощи в ПНИ. В случае противоречия друг другу положений разных нормативных актов применяются следующие правила:

– все не отмененные акты советского времени действуют только в той части, в которой они не противоречат действующей Конституции и законодательству РФ; таким образом, конечно, при противоречии этого приказа и закона применяется действующий закон;

– по общему правилу, если есть две противоречащие нормы, то применяется более поздняя норма (то есть, по этому правилу также нужно применять действующий закон);

– закон всегда имеет большую силу, чем подзаконные акты (приказы, положения, постановления и т.д.).

В соотвутствии с этими правилами в описанной Вами ситуации должны применяться положения Закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Но сотрудникам интернатов, конечно, проще применять более подробно сформулированные инструкции и приказы, чем общие нормы закона. Поэтому на практике можно видеть, что в интернатах очень часто ссылаются на приказы советского времени (есть еще приказ 1979 года о ПНИ), несмотря на то, что их нормы противоречат действующему законодательству.

Добавить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии