Репортаж Веры Шенгелия на «Медузе» о психоневрологических интернатах

«Современный российский психоневрологический интернат — это, как правило, находящееся за высоким забором учреждение с пропускной системой, где одновременно живут до тысячи человек. Детей в ПНИ не заводят, живут на закрытых этажах в мужских и женских отделениях, за забор выходить нельзя, ездить на метро, ходить в магазин или кино — тоже. В так называемых отделениях милосердия живут люди с тяжелыми, как правило двигательными, нарушениями — очень часто из этих отделений люди годами не выходят не только за пределы территории, но и просто во двор», – репортаж Веры Шенгелия о необходимости реформы ПНИ и о том, как чиновники и бизнесмены наживаются на жителях интернатов, на портале «Медуза».

В материале Веры – про то, как трудно, почти невозможно человеку из ПНИ восстановить дееспособность. Про изменения в Звенигородском интернате, про волонтерскую работу в московском ПНИ №18 и про неудачное начало реформы в ПНИ №30. А еще про то, как руководство интернатов распоряжается имуществом своих подопечных:

«В распоряжении «Медузы» оказалось два комплекта ксерокопий документов приблизительно одинакового содержания. В них прописано, что Алексей Мишин — директор московского ПНИ № 30 и опекун двух его жителей, признанных недееспособными, Романа Богомолова и Елены Ильинской, — согласился на то, чтобы сотрудница интерната Елена Караваева получила право действовать от имени этих людей и распоряжаться их имуществом.
Караваева, в свою очередь, заключила два договора о пожизненной ренте. По одному из них двухкомнатная квартира в Северном Чертаново в Москве, принадлежащая Богомолову, после его смерти перейдет во владение некой Светланы Дасаевой, которая за это обязуется ежемесячно выплачивать жителю ПНИ один прожиточный минимум (его средняя величина в Москве — 15 тысяч рублей). По второму то же самое происходит с квартирой Ильинской — только она переходит в собственность Кристины Волковой.
Согласно государственному реестру недвижимости, Дасаева и Волкова владеют этими квартирами уже сейчас — хотя Богомолов и Ильинская живы.
«Медузе» не удалось обнаружить родственные связи между жителями ПНИ и бенефициарами договоров, которые могли бы объяснить такие условия сделки. Зато легко обнаруживается связь между директором ПНИ № 30 Алексеем Мишиным и новыми владелицами квартир.
...
Запрос «Медузы» об интервью с Мишиным, отправленный 23 мая, остался без ответа»
.

Комментарий юриста правовой группы ЦЛП Павла Кантора:
«Согласно договорам ренты, квартиры переходят в собственность плательщиков ренты СЕЙЧАС, а получатели ренты – сохраняют право пользования жильем, ПОКА ЖИВЫ. В этом и есть смысл договора ренты, и в этом и заключается ГЛАВНЫЙ ЦИНИЗМ СИТУАЦИИ. Человеку, который НЕ ЖИВЕТ в квартире, НЕТ СМЫСЛА заключать договор пожизненной ренты. Он ВЫГОДЕН только проживающему в квартире, который получает и ренту, и право проживания. А если человек не живет в квартире, то договор ренты ему по умолчанию НЕ ВЫГОДЕН, ему выгодно либо сдавать квартиру в аренду (если он хочет ее сохранить и передать наследникам, например), либо продать ее, если она не нужна.
И еще ускользает важная мысль. На совершение таких сделок должно быть обязательное согласие органов опеки, причем в силу закона отчуждение недвижимости у недееспособных допускается лишь в исключительных случаях. Поэтому я бы сказал, что вопрос – не только к Мишину, но и к органам опеки»
.

Реформа системы ПНИ, несомненно, необходима. Но пока она даже толком не начата. Цитата из статьи: «У реформы не было лидера — министр труда Топилин более-менее ограничился одним заявлением о необходимости изменений в интернатах; кто ведет реформу и представляет ее публично, непонятно до сих пор. Не было проведено и внятных, заказанных государством исследований о том, кто именно живет в ПНИ и в чем состоят их главные требования и жалобы. Реформаторы не посчитали нужным привлечь к рабочей группе самих жителей интернатов — тем самым проигнорировав идею «без нас — ничего о нас», которая в последние десятилетия стала одним из главных принципов борьбы людей с инвалидностью за свои права (и с попытками решить все за них) в западных странах, и конкретно в Великобритании.
Не существует по факту и налаженных инструментов возможной реформы. Интернаты существуют по старым санитарным нормам и правилам, волюнтаристским внутренним распорядкам, которые могут сильно отличаться от одного учреждения к другому. Даже если представить, что прямо сейчас в ПНИ перестанут запирать этажи, люди с тяжелыми двигательными нарушениями все равно не смогут выходить на улицу. Просто потому, что их некому и не на чем будет вывезти: на 60 жителей отделения обычно приходится три человека персонала, во многих интернатах нет ни кроватей на колесиках, ни лифтов, ни пандусов.
Не сформулировано и внятного ответа на вопрос, как именно должны измениться интернаты — и что может прийти им на смену».

Категория:

Комментарии

  • Анатолий Сюрков. 16:04, 17.08.2017.

    Уважаемый Павел, цинизм ситуации носит законный характер. Помещение человека в Пни,как Вы знаете, приводит во-первых к освобождению опекуна и передаче опекунских полномочий по ч 4 ст 35 ГК РФ учреждению-юридическому лицу, а во-вторых, включении уже других статей ГК (глава 4 со статьями 48-65 ). В какой степени это касается нашего контингента? Да просто правила  главы 4 ,но уже Фз 48 об опеке и попечительству переводит имущественные права ( ст 17,18,19(!!) ) на опекуна. Сама ст 20 вводит двусмысленное толкование в пункте 2 (отчуждение за исключением) и "резиновое" понятие "к выгоде подопечного". Из поля зрения правозащитников ,цивилистов и законодателей ускальзает другая неопределённость-кому и куда пойдёт имущество и денежные накопления с так называемого "номинального счёта" после смерти получателя социальной услуги в Пни ? Концепция передачи наследства у нормальных людей худо-бедно,но прописана в Гражданском Кодексе , в психиатрии всё не так. Рассматривать проблему по отдельности : эти вот являются недееспособными, а те , их родителями(родственниками), нельзя! В качестве перспективы перед ними стоит угроза вымороченного имущества через недееспособного,который как известно оставить завещание не может. При том,что большинство наших будущих наследополучателей и наследодателей являются инвалидами с детства и сами не заработали и рубля. Вся их наследственная масса определяется их родителями. Наличие так называемой обязательной доли , находящемуся на проживании в Пни , а тем более имеющему квартиру в собственности или по наследству, для совершеннолетнего недееспособного может послужить серьёзным фактором риска. Несколько лет назад в Спб Пни 10 случились аферы с жил площадью,а директор вскоре был забит на смерть не далеко от своего дома. Целый год в ГД лежат в первом чтении без движения будущий закон и всё больше появляется сомнений в его принятии. Правовая неопределённость в регулировании деятельности может свестись к обсуждению вопросов типа доступ-недоступ, будем пускать-не будем, распределённая опека-опека интернатная,что лучше. Гора родит мышь?

    Ссылка

Добавить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии